Церковь Богоявления на Гутуевском острове
Реставрация
"Дон Карлос" премьера в Астана Опера
Театральное искусство
Тбилисская академия художеств
Академии художеств мира
Музей современного грузинского искусства
Художественные музеи мира
Узбекистан – жемчужина шелкового пути
Утопающий в неге и роскоши мир «Востока»: Хива, Бухара, Самарканд
Утопающий в неге и роскоши мир «Востока» рисовали читателям античные путешественники, историки и географы. О чудесах восточных стран, населенных не только обычными людьми, но и самыми невероятными фантасмагорическими существами повествовали предания Средневековья, где замысловато переплетались явь и небылицы. Художники и архитекторы колониальных империй Нового Времени восхищались изяществом и мощью восточных зодчих, затейливостью орнаментов, искусной живописью и живой пестротой костюмов. А коллекционеры неустанно охотились за драгоценными диковинками, вышедшими из мастерских восточных умельцев.

Само понятие «Восток» для тех, кого вскормила и воспитала европейская цивилизация, подразумевает обширнейшую географию: от стран Магриба от Северной Африки до берегов Японского моря. На этом фоне кажущаяся относительно маленькой Европа, даже может показаться довольно однообразной (да простят нас национальные школы изящных искусств) с точки зрения вариативности тем, техники-технологии, художественных приемов и архитектурных форм. Тогда как многоликость восточного искусства можно объяснить не толь несчетным числом народов и их самобытных традиций, но и множеством религий, которые оказали влияние на изобразительное искусство. В настоящем очерке мы обратимся к прошлому и настоящему художественного творчества Средней Азии, к городам и памятникам Узбекистана.

На территории современного Узбекистана располагается три города, представляющих собой уникальные цельные исторические ансамбли древнего зодчества и изобразительного искусства – Хива, Бухара и Самарканд. Начало истории каждого из них теряется в седой старине. Камни этих мостовых, стены крепостей, домов и мечетей были свидетелями несметной череды событий – прекрасных и ужасающих. Каждый город не раз переживал взлеты и падения, но, не смотря ни на что, и сегодня культурная жизнь этих городов очень разнообразна и насыщенна: ярмарки и форумы, международные фестивали и выставки, посвященные истории и современным аспектам архитектуры и изящных искусств, дизайна и моды. В 2018 – 2019 годах представителям редакции журнала «Содружество искусств», А. А. Блиоку и М. С. Назаровой, посчастливилось побывать в Хиве, Бухаре и Самарканде и собственными глазами увидеть удивительный мир среднеазиатского искусства.

Хива.

Наше «путешествие» мы начнем с Хивы, столицы Хорезма. Не сразу Хива получила высокий этот высокий статус. До нее центром земель, лежащих в низовьях реки Аму-Дарья, были Кят (совр. Беруни, Узбекистан), а после него – Гурганж (совр. Кёнеургенч, туркм. – Старый Ургенч, Туркменистан) и Ургенч (Узбекистан). После того, как Аму-Дарья на рубеже XVI-XVII веков изменила свое русло, хорезмский хан перенес столицу в Хиву. Еще в 1997 году Хива отметила свое 2500-летие. Предание об основании города в сердце хорезмского оазиса гласит, что город возник вокруг колодца, сооруженного сыном Ноя по имени Сим. Отведав удивительно вкусной воды, он воскликнул: «Как хорошо!» («Хей вак»!). По другой версии так говорили купцы, останавливавшиеся в Хиве и утолявшие жажду после долгой изнурительной дороги по Великому Шелковому пути, пролегавшему через пустыни. Сегодня жители Ичан-Калы (внутренний город Хивы) с гордостью показывают Хейвак, так именуют поныне древнейший колодец. По этой же легенде, связанной с радостным восклицанием, появилось и название города – Хива.

Столица Хорезма отчасти сохранила свой древний план – Ичан-Кала – внутренний город за высокой крепостью с мощными, будто пузатыми башнями, из кирпича-сырца, почти десятиметровой высоты. Внутри ее стен укрыты за цитаделью резиденция хорезмских ханов, а за ней компактно расположены в шахристане («посад» – город вне цитадели, но в пределах стен внутреннего города) мавзолеи, медресе, мечети, минареты, из которых, увидев раз невозможно забыть, строгий высокий Ислам-ходжа и приземистый могучий Кальта-Минар. За крепостными стенами Ичан-Кала находится Дишан-Кала, типичный восточный рабад – городская часть внутри внешних оборонительных стен, кругом охватывавших весь город. Здесь традиционно располагались многочисленные караван-сараи, шумели базары, кипела работа в мастерских, в этой части города отводили место для кладбищ. Сегодня за пределами Ичан-Кала существуют почти бок о бок сырцовые дома горожан вдоль немощеных дорог, словно вышедшие из пелены далекой древности, и застройка советского времени с асфальтированными улицами, тротуарами, парками и сквериками, утопающими в зелени. В этой части города осталось совсем немного памятников прошлого – крепостные стены давно снесены, чтобы не мешали росту города. И память о былых временах хранят только уцелевшие ворота Дишан-Калы, например, Хазарасп-Дарваза (XIX в.) и Кош-Дарваза (нач. XX в.). Еще одни ворота Гандимьян-Дарваз, построенные в середине XIX в., сегодня только кажутся «историческими», они были снесены и восстановлены в 70-х годах XX века.

Архитектурный комплекс Ичан-Кала, скорее не древний, а – старинный, так как сформировался уже в XIX веке. На фоне ансамблей Бухары и Самарканда он и вовсе выглядит «совсем юным». Все же здесь за непреступными стенами старой крепости ценитель восточного искусства найдет на что посмотреть! Айван Медресе Мухаммада Амин-хана (1851-1854 гг.) украшен синей с белыми орнаментами глазурованной плиткой, как и примыкающие к нему двухэтажные стрельчатые аркады худжры (жилых помещений при духовной академии). В ансамбль входит также Кальта-Минар (узб. – короткий минарет, 1853-1855 гг.). Он считается незавершенным – возведение остановилось после гибели инициатора строительства, Мухаммад Амин-хана. По всей поверхности этот минарет украшен лентами орнаментов из цветной плитки: бледно-голубого и светло-зеленого цвета с белыми элементами. Приглушенные цвета изразцов – узнаваемая черта хивинской архитектуры. Палитра включает синий, голубой, зеленый и белый. Традиционные для Хивы орнаментальные мотивы – побеги винограда, стилизованные декоративные листья и цветы.

В ряде популярных публикаций бытует мнение, что Внутренний город Хивы, ставший первым среди памятников Средней Азии объектом всемирного культурного наследия ЮНЕСКО, представляет собой «город теней» из старого фильма «Волшебная лампа Аладдина», потому, что там нет современной жизни, нет местных жителей. На самом деле это – неправда! Жизнь кипит за стенами Ичан-Кала: приветливые горожане с гордостью готовы показать могилу дервиша в своем саду, пригласят вас на плов по случаю семейного праздника, по улицам Внутреннего города бегают и играют дети, в мастерских по-прежнему трудятся мастера умельцы резьбы по дереву, ткачи и чеканщики. Нужно только чуть свернуть в сторону с популярного туристического маршрута. Некоторые старые сырцовые дома, построенные по древнему персидскому обычаю – с айваном, увы, сегодня сносят (из-за их ветхости и непригодности для жизни), но в иные вас могут пригласить в гости и показать бесхитростный хорезмский быт с его пестрыми коврами, расписной керамикой и старинной резьбой.

Кроме того стародавние предания и древняя история оживают здесь, благодаря многочисленным фольклорным фестивалям. Так в апреле 2019 Хиве прошли театрализованные представления ведущего хорезмского театра «Великий шелковый путь», знакомящие с культурой древнего Хорезма. В мае нынешнего года можно было полюбоваться красотой национальных костюмов Узбекистана и послушать выступления национальных оркестров. С 7 по 9 июня прошли первые международные «Игры богатырей» в честь поэта и просветителя Пахлавона Махмуда, уроженца и гордости Хорезма. Сентябрь 2019 года подарил Хиве яркий ежегодный международный фестиваль «Ракс сехри» (узб. – магия танца).

Покинув столицу Хорезма, миновав Гауккуль (Говук-куль) где сегодня плещутся воды озера, почитаемого священным, а в древности здесь брали глину для строительства Хивы (говорят, что и сегодня лучшая хивинская керамика делается именно из этой глины), мы отправимся через Ургенч, мимо берегов Аму-Дарьи, сквозь солончаки, пески и камни пустыни Кызыл-Кум в древнюю Бухару. По дороге есть возможность полюбоваться прославленной Аму-Дарьей, которая сегодня, к сожалению, пусть совсем не так велика и обильна, как древний Окс (так называли Аму-Дарью древние греки), но все еще – величественная и могучая река. В пустыне открываются виды на «марсианские» пейзажи Кызыл-Кума. Здесь по красной земле весной рассыпаются мозаики диких тюльпанов, мимо кривых саксаулов скачут изящные антилопы-джейраны, в зарослях жесткого биюргуна шакалы обгладывают остов коровы, по кромке горизонта уходят в закат вереницы верблюдов. В Бухарском оазисе виды меняются – поля, кишлаки, придорожные базары.

Бухара.

Бухара, как и Хива, выросла в долине, окруженной пустынями. Более трех тысяч лет назад первые поселенцы начали осваивать берега притока реки Заравшан. Легенды и предания гласят, что Бухару построил персидский царевич Сиявуш, тот самый, что воспет в поэме Фирдоуси «Шахнаме». Возводя крепость и дворец (на том месте, где сегодня высится бухарский Арк), витязь обманул хитроумного туранского царя Афрасиаба, который согласился отдать руку дочери лишь тому, кто построит город всего на одной воловьей шкуре. Сиявуш справился с загадкой – он порезал шкуру на тонкие ленты, разложив их по периметру будущих крепостных стен.

Есть несколько версий происхождения имени города. Наиболее правдоподобными представляются те, что связывают название «Бухара» с местными языками – согдийским – «счастливое место», или – древнеперсидским – «обитель учености». За свою долгую историю Бухара успела побывать в составе древнеперсидской Ахеменидской державы, после ее падения – вошла в состав империи Александра Великого. Уже тогда Бухара, бывшая одним из крупнейших и богатейших городов древнего Согда, славилась своим зодчеством, керамическими и ювелирными изделиями. В раннем средневековье город стал еще богаче и краше, благодаря проходившим через него торговым путям. Считается, что подлинный расцвет Бухары начался в X веке при династии Саманидов. Сегодня об этих славных временах напоминает шедевр среднеазиатской архитектуры – мавзолей Саманидов, расположенный в парке, носящем имя правителей этой древней династии (современный парк разбит на месте древнего кладбища). В декоре усыпальницы еще отсутствуют яркие многоцветные изразцы, столь характерные для зрелого бухарского зодчества. Местные мастера смогли добиться гармоничной тектоники здания, благодаря игре светотени на ажурных геометрических узорах мавзолея, сложенных из обожженного кирпича. По легенде, опасаясь разграбления и разрушения гробницы Чингисханом, жители Бухары засыпали ее еще в XIII веке. Мавзолей расчистили из-под культурного слоя и отреставрировали в 1934 году.

В исторической части Бухары в XXI веке проходят многочисленные национальные и международные фестивали, знакомящие посетителей с искусством и культурой современного Узбекистана и стран Азии. Одним из таких традиционных фестивалей является «Шелк и специи» ежегодно проводимый в конце мая (2019 году он прошел с 24 по 26 мая). Центральные улицы города превращаются в огромный восточный базар, где приветливые торговцы в национальных костюмах наперебой зазывают покупателей отведать ароматных пряностей, а глаза разбегаются от разнообразия узоров и цветов тончайших шелков. На время фестиваля в 2019 году Медресе Нодир-Диван-Беги, стрельчатая арка которой украшеная резвящимися в райском саду чудесными птицами, стала площадкой для модных показов, а площадь перед минаретом Калян – огромным концертным залом под открытым небом.

Вне праздников и фестивалей многие древние сооружения Бухары наполнены настоящей жизнью. Им посчастливилось сохранить свое прежнее назначение, так с минаретов мечетей призывают правоверных к намазу, в старинных арыках течет вода необычного зелено-голубого цвета, а торговые купола Токи-Саррафон (купол менял), Токи-Тельпакфурушон (купол торговцев головными уборами), Токи-Заргарон (купол ювелиров) и сегодня готовы предложить путешественнику знаменитые бухарские ковры, чапаны, тюбетейки и расписную керамику.

Из Бухары в Самарканд, столицу Амира Тимура, можно добраться по живописной, но долгой и изнурительной в жару дороге, через кишлаки и цветущие сады, или воспользоваться гордостью узбекских железных дорог скоростным поездом «Афросиаб», названным в честь древнего городища близ Самарканда.

Самарканд.

Самарканд, третий из древнейших городов Узбекистана. Подобно Бухаре и Хиве он развивался, благодаря удачному расположению в оазисе на торговых путях. Путешественники, шедшие по Великому шелковому пути, останавливались под защитой стен Самарканда. Торговля позволила городу накопить несметные богатства, с которыми восточные мудрецы, например аль-Беруни, связывали его имя – «тучный город» (тюрк. – «семиз кент»). Другая версия говорит о древнем согдийском корне названия «Самарканд».

Возрастом Самарканд превосходит Бухару и Хиву – ему более 2700 лет! За свою долгую историю город успел несколько раз побывать столицей – в античности он был центром Согда (древнее городище Афрасиаб к северо-востоку от современного Самарканда), при грозном Амире Тимуре (Тамерлане) здесь располагалась столица его империи, а в Новейшее время с 1925 по 1930 годы – столицей Узбекской ССР.

Архитектурный облик Самарканда начал формироваться в эпоху Тимуридов (XIV-XVI вв.). Были возведены жемчужины восточного зодчества мечеть Биби-Ханым, медресе и обсерватория Улугбека. Первые два памятника сохранилась до наших дней и представляют собой замечательный пример синтеза архитетктуры и декоративно прикладного искусства. Стены мечети Биби-Ханым и медресе Улугбека пестрым ковром покрывают яркие глазурованные изразцы синего, голубого, зеленого, желтого, красно-коричнеого и белого цветов. Многие из них украшены геометрическим орнаментом со звездами, каллиграфической вязью и растительными мотивами. В XVII веке сложился ансамбль главной площади Регистан, образованный тремя медресе – Улугбека (XV в.), медресе Шер-Дор (XVII в.) и Тилля Кари (XVII в.). Медресе XVII века повторяют пропорции медресе Улугбека. Так площадь оказалась с трех сторон замкнута тремя огромными айванами между трех пар стройный минаретов. Наиболее необычно убранство медресе Шер-Дор, где над стрельчатой аркой айвана солнца с человеческими лицами светят косматым тиграм, бегущим за антилопами.

Кроме мечетей, медресе и мавзолеев, украшенных ни разу не повторяющимися узорчатыми коврами глазурованных полихромных изразцов, покрывающими стены от земли до иссиня-голубых фестончатых куполов, в Самарканде можно найти и естественно-научный музей – обсерватория Улугбека, и археозону с археологическим музеем – городище Афрасиаб, и галерею современного искусства – «Чорсу».

Чорсу – место с уникальной историей. В конце XVIII века к северо-востоку от Регистана был построен рынок-чорсу. Его название с фарси переводится как «четыре дороги», ведь в старину всегда были открыты все четыре его входа. В Средние века это было здание рынка, похожего на те, что расположены в старой части Бухары. Роднят их купола, которыми перекрыта самаркандская постройка – один большой и четыре малых. Вплоть до XX века здесь шла бойкая торговля местными и заморскими товарами. Сюда приходили за книгами, лекарствами, пряностями, коврами, одеждами, шелками, шерстью и т.п. В прошлом столетии чорсу был музеефицировн, а в 2005 году передан Академии Художеств Узбекистана. Вскоре после основательной реставрации чорсу стал Галереей изобразительного искусства в Самарканде. Сегодня здесь экспонируются работы лучших живописцев, графиков, скульпторов и мастеров декоративно-прикладного искусства, как Самарканда, так Узбекистана, и зарубежья. Галерея «Чорсу» проводит международные и национальные выставки академического и современного искусства и дизайна, лекции и мастер-классы. С экспозицией и коллекциями самаркандской галереи «Чорсу» делегацию журнала «Содружество искусств» познакомил ее куратор замечательный художник, председатель Самаркандского союза художников Акбар Фазилов. Редакция журнала выражает благодарность Акбару Фазилову за теплый радушный прием, знакомство с Самаркандом и его окрестностям, погружение в прошлое и настоящее художественной жизни города, внимание и живой интерес к темам и проблематике журнала «Содружество искусств»

Путешествие по древним городам Узбекистана мы закончим в Самарканде. Надеемся, что с этими удивительными землями, дышащими самим духом древности, бурно развивающими современные тенденции в области изобразительного искусства, архитектуры и дизайна мы соприкоснемся еще не раз и поделимся с нашими читателями множеством новых замечательных открытий и сюжетов.


Подробнее

Made on
Tilda